< к списку игр

Проект ЛитИгра: Эквилибриум

Это была на 146% угарная и трешовая игра, фееричная в своём великолепном безумии! Торжество Квадрограммофона Эклерика!)) Огромное спасибо вам, ребята! U made my game! =))

Елена Куприяшина (организатор)

Дата и время проведения: 16.03.2014 16:00:00

Место проведения: Кафе "Багеттерия", ул. Малая Дмитровка, д. 4 (м. Пушкинская)

Пришли:

Алексей Волков
wolfswomen
Патрикеев Дмитрий Дмитриевич


Отзывы участников


0
Елена Куприяшина -
"Вкусные кусочки" с Игры по "Эквилибриуму" 16.03.14.

Карты «Возвращение к истокам», «Шут», «Центр мира». Поскольку Либрия была наиболее развитым городом-государством – вокруг всё было в руинах после войны, – и являлась центром мира, и один из повстанцев вычёсывая блох из своей немытой башки, вспомнил, что ему не хватает прозиума, что он готов наплевать на эмоции, тем более что они зачастую негативные, и решил вернуться. Конечно, его бы всё-таки казнили, но он решил тихо пробраться к себе домой, найти заначку прозиума и снова стать добропорядочным гражданином, ведь это так важно, когда у тебя чистые шелковистые волосы. Этот человек, Энтон, пробрался в город и тайно проник к себе в квартиру, чтобы принять прозиум. Однако Либрия – это страна, где «большой брат» смотрит на тебя, и его появление не осталось незамеченным. (Елена Куприяшина)
Карта «Противостояние». Да, «большой брат» действительно смотрел, по всему городу была куча камер, и помимо прочего, на этого чувака Энтона ещё и настучали, потому что видели, как он прошёл за своей «дозой», потому что нефиг отнимать у других «дозу». (Ирина Ярощук)
Карта «Транспорт». Глупо было бы полагать, что человек прошёл пешком мимо КПП. Собственно, это был единственный человек, который проехал в Либрию на самокате, – единственный! Просто охрана от его наглости не стала отлавливать, они стояли, рты открыв. Его быстро запалили: на самом деле, это единственный человек, который был не совсем далёкий, недавно купил GoPro, и его очень быстро запеленговали по GPS перемещения по городу (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Дом». Пока Энтон лежал в своём доме, радуясь свежепринятой дозе, за ним уже ехал автомобиль с чистильщиками внутри. Огнемёты были заряжены. В общем, всё шло как обычно. (Алексей Волков)
Карта «Суд». Суд свершился прямо на месте. Клерик, ещё не прочитваший книгу, – Патридж, – и Престон, который был ещё на тот момент его напарником, решили сразу на месте привести в исполнение приговор. Обычно, конечно, доставляют в суд, и потом сжигают в крематории, но они решили, что там и так слишком плотная загрузка. Энтона постигла жестокая участь: он превратился в горстку пепла. Патридж, не получивший накануне дозу: он её куда-то потерял, видимо, – сказывалась нехватка прозиума в организме, и у него внутри что-то дрогнуло от зрелища горящей плоти, но он не подал вида. [«И от запаха» – Ирина ярощук. «Это были корни волос» – Аня Кирпичникова.] Позыв отвращения был первым звоночком. Но Престон, хоть и был интуитом, не прочухал, что что-то не так с его напарником. (Елена Куприяшина)
Карта «Поиски себя». Престон оказывается во власти странных мыслей: он пытается проникнуть в мысли эмоциональных преступников, потому что это его дар, благодаря которому он, наверное, и стал лучшим клериком. И он начинает подозревать своего друга Патриджа в том, что с ним тоже что-то не так. Возможно, от него пахло как-то похоже. (Ирина Ярощук)
Карта «Карта». Поскольку Престон был интуит, всё же он плохо разбирался в Либрии: чего только стоит либрианское метро, половину из которого приходилось преодолевать пешком, ну или на вагонетках. Собственно, негра-то, его напарника потом, не достали оттуда, он подрабатывал изначально, его высекали и он возил людей в вагонетках, пока солнце было высоко, а солнце в Либрии всегда высоко. Собственно, всё было хорошо, пока Престон не заблудился на зелёной ветке. (Дмитрий Патрикеев) [«А негра звали Брандт.» – Ирина Ярощук. «Бран-д-т. С таким именем куда ещё пойдёшь» – Елена Куприяшина.]
Карта «Лирик». На самом деле, когда человек, вот этот человек, который проезжал на самокате, его тогда запеленговали и за странность этого зрелища фотографии передали напрямую лже-Отцу, Дюпону. А в душе он был лирик: и то, что человека сжечь – это понятно, а самокат он захотел себе. Поэтому клерик не просто заблудился в метро, а заблудился в метро с самокатом, который должен был отвезти своему шефу – тот его специально заказывал. (Алексей Волков)
Карта «Возлюбленный». Поскольку он не мог воспользоваться самокатом по назначению, потому что это было не кошерно, не полагалось, могло вызвать всякие эмоции, он всё-таки ходил с ним, держа его под мышкой. Внезапно в переходах метро он столкнулся с одной женщиной, у которой были такие огромные глаза. Уже от одного зрелища того, что клерик идёт с самокатом – невиданная штука для этих мест, – она, поскольку была женщиной падшей с точки зрения Либрии, совершившей эмоциональное преступление, возжелала этот самокат, влюбилась просто в эту вещь, и захотела отнять сие транспортное средство. (Елена Куприяшина)
Карта «Грехопадение». Она сделала это, резким движением правой она ударила клерика по лицу, отобрала самокат и двинула драпать, быстро затерявшись в толпе. Клерик, который этого совершенно не ожидал, потерял ориентацию [«Стал домогаться своего напарника» – Дмитрий Патрикеев.] и застыл столбом. (Ирина Ярощук)
Карта «Отзывчивость». Патридж очень быстро отозвался на эту реакцию. [«Там был Патридж, который любил читать книги, и Престон, который любил драться» – Ирина Ярощук. «Поэтому они, собственно, и подружились. Один шёл с книгой, а тот ему вмазал: «Привет, давай дружить, у меня есть самокат» – Дмитрий Патрикеев. «Уже нету, отобрали» – хором.] Это отдельная статья – сожжение самоката. В том случае, когда из трубы валит особый чёрный дым – это горит не человек, а самокат. Собственно, это событие происходит по праздникам – в День сожжения самоката. В принципе, после этой встречи напарник преследовал его только с одной целью. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Родина». Напарника Престона, который его преследовал, [«Престон был няшей, смазливенький» – Ирина Ярощук. «Держался до конца» – Дмитрий Патрикеев.] в свою очередь преследовали видения Родины. Родиной в его понимании была прошлая жизнь до войны, когда ещё не ввели этот – чик! – прозиум, у него даже с тех пор остались фотографии, где он в кошерной рубашечке в клеточку, не наколотый, никого не убивает, может свободно читать книжки. И вот это душевное отношение к нему клерика являлось для него напоминанием о Родине, которая осталась в прошлом, и несмотря на то, что его напарник был немножко того же пола, что и он, тот решил всё равно отозваться на его чувства. (Алексей Волков)
Карта «Дар». Дар эмоций был всё-таки чужд Престону, он отозвался только исходя из соображений того, что может помочь ему снова стать на путь истинный, используя прозиум. Решил, что лучший вариант будет войти к нему в доверие и в более близкий контакт, не совсем тесный, но более тесный, и тем более надо было нагнать ту стерву, которая угнала самокат, и предать сожжению эту гадкую женщину. (Елена Куприяшина)
Карта «Верховный жрец». Тем временем Дюпон уже заждался своего самоката, потому что он давно его должен получить, ему не сидится, потому это самокат, а у него коллекция не дополнена. Сидит среди своих картин в своём кабинете, и у него просто руки уже чешутся. (Ирина Ярощук)
Карта «Вмешательство». Когда у него чешутся руки, он не любит, когда в кабинет кто-то заходит, вмешивается. Тут в дверь постучал как раз Престон. [«Принесла нелёгкая» – Ирина Ярощук.] Говорит: «Слушай, Дюпон, можно у вас одолжить вон тот левый крайний самокат, у которого вы вчера шины накачали.» «Знаете, у меня аллергия, у меня чешутся руки, уберитесь, не трогайте меня, пожалуйста, мне и так плохо. Тем более что сегодня 38 лет с момента как умер наш главный Отец, – юбилей. И мы поместили его в ту пирамидку на первом этаже, это будет называться мавзолей. Он там будет лежать, туда будут приходить люди, но поскольку люди без эмоций, бестолку туда заходить, но деньги мы брать будем: надо на что-то варить прозиум». (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Герой». Отогнав от себя это смутное видение, клерик с напарником всё-таки погнались за падшей женщиной и почти её нагнали, но она с завидной сноровкой улепётывая на самокате, встретила своего сообщника, который героически решил её спасти от преследователей и укрыл в своём доме. (Алексей Волков)
Карта «Счастье». И тут Патридж, не принимавший прозиум, решил обрести наконец счастье со своими «родственничками» по эмоциональному интеллекту, и он решил под видом разведки отправиться в дом и остаться там вместе с этими падшими людьми. И кататься на самокате голым! Его чувства к Престону уже как-то поугасли, поэтому самокат захватил всё его воображение. (Елена Куприяшина)
Карта «Грааль». Женщина с её другом-партизаном решили создать культ для всех эмоциональных преступников, сделав граалем волшебный самокат. [«Тем более за ним охотится сам Отец» – Алексей Волков.] Теперь им предстоит сложный квест, как спасти самокат из города, из лап Дюпона, и основать собственный маленький коммунизм в отдельно взятой стране с самокатом [«Покрасить его в красный цвет» – Елена Куприяшина.] в качестве главного религиозного и политического символа. (Ирина Ярощук) [«До этого все 38 попыток приварить к граалю колёса не увенчались успехом, поэтому решили сделать наоборот: из самоката целого грааль» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Влюблённость». Раз речь пошла о таком противостоянии отдельного общества, которое было свободно в своих интересах, осталось упомянуть, что Престон приехал в дом погостить к друзьям, у которых были нелегальные самокаты с перебитыми номерами, в отдельное государство, которое стояло отдельно от Либрии, где было всё можно. Он заходит в дом к своему напарнику Патриджу, и в фильме, если вы слышали, была фраза: «Осторожно, Престон, ты топчешь мои грёзы», – но это Голливуд, надо было нагнать пафоса, на самом деле это звучало просто: «Осторожно, Престон, ты топчешь мой редис! Пойди вон, обойди справа, там проход есть». [«Там предполагалось «мои грядки» – Елена Куприяшина.] Престон не хотел, но каждый раз топтал. В прошлом году это была фраза: «Осторожно, Престон, ты потоптал мои георгины!.. Поздно уже». В следующем году решил, что засадит овёс, потому что он неприхотлив. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Чужбина». Но в этой чуждой Либрии стране, в стране-антагонисте, – антагонист, значит, там есть свой Тетраграмматон, просто другой [«Квадрограммофон, да» – Дмитрий Патрикеев.], другой Квадрограммофон, да – и тут в дом, куда зашёл клерик, врывается куча клоунов, вооружённых радугострелами, и кричат: «Вы обвиняетесь в бесчувственном преступлении, вы ничего не чувствуете, поэтому мы сейчас вас запинаем, [«Конфетти!» – Дмитрий Патрикеев.] и отправляем в печку, и осыпем там конфетти». Клерика повязали и повезли. (Алексей Волков) [«В печку с пирожками... с малиновым повидлом» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Болезнь». По ходу дела, забрали Престона, он был человеком вроде крепкого сложения, но от такого обстоятельства ему просто снесло крышу и его настигла душевная болезнь, что действие прозиума свело к нулю. Он стал жутко эмоционировать, у него проявились просто все эмоции одновременно: и страх, и радость, что он почувствовал эмоции, и боль, и шок, – и всё это вместе. От этого он выглядел очень дико, поэтому решили перед тем, как его отправить его в печь, отправить на обследование: может, он всё-таки заразный? Может, его нужно изолировать, найти место для излечения. (Елена Куприяшина)
Карта «Сделка». Престон немножко пришёл в себя, после того состояния в том боксе запертом, где его держали, и решил сделать встречное предложение: во-первых, у него уже начались проблемы с волосами, он же прозиум не принимает, он столько времени потратил на поиски самоката, а так его не нашёл, и уже нервничает, что подзадержался с выполнением поручения, Дюпон его там ждём, всякое такое. [«В ванной его ждёт, в Херсоне» – Дмитрий Патрикеев.] Он соглашается на обследование в обмен на то, чтобы его выпустили и он пошёл дальше на поиски самоката. (Ирина Ярощук)
Карта «Яблоко раздора». Престон был привязан к самокату, потому что для него эмоцией с детства было то, когда он едет быстро, вниз к Либрии, у него развиваются волосы. А поскольку волосы выпадали, развеваться было нечему, тем более что куча волос были седыми, приходилось брать накладные у женщины, которую пытались сжечь. Собственно, он и хотел её спасти, говорит: «Продай мне последнюю партию накладных волос, у меня нечему развеваться». А новую партию прозиума ещё не сварили. Стоит упомянуть, что партию прозиума варят из остатков борща, снимают сливки и самый верх, где кружочки жира плавают, жёлтенькие, – их в ампулы и в аптеки. Собственно, раньше было только по рецепту, а всем, у кого волосы уже не развеваются, рецепт выписывали автоматически. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Маг». Ему говорят: «Ну слушай, тебе парик не поможет, ты не будешь чувствовать такого кайфа от развевающегося парика, это фигня. Давай лучше мы сделаем ещё прозиума, и кольнёшься уже, там осыпем тебя конфетти, будешь нормальным человеком с хорошими волосами». «Ну да, – говорит клерик. – Но что надо сделать-то?». «Сходи к нашему местному магу, который у нас как раз варит борщ и собирает с него сливки. Поговори с ним». [«Стоит, гречку размешивает» – Дмитрий Патрикеев.] Клерик, взяв в долг чей-то самокат с перебитыми номерами, покатил на встречу с магом. (Алексей Волков)
Карта «Необычное место». Маг, конечно, жил в необычном месте. Варил не только борщ, но и мет, и всё остальное, что только можно было варить. Он поднимал на этом неплохие деньги, и, учитывая, что он мог себе позволить построить особняк, он жил в таком старинном средневековом замке, и обставил его по полной программе. Это место было для Престона просто выносом мозга, и так уже почти замученного отсутствием дозы, и всеми событиями последних моментов. Попав к этому магу в дом, он, во-первых, не может понять, куда ему идти, где вообще лифт находится, какая-то непонятная лестница. И он просто решает позвать его. И тут перед ним появляется это существо, в очках, жующее какую-то непонятную смесь, нацвай, мешающего борщ, и спрашивает: «Ну что тебе, молодчик? Пришёл за дозой?». (Елена Куприяшина) [«Есть чё?» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Наставник». Понятное дело, что просто поделиться прозиумом было мало. Он решил ещё заодно и взять его в ученики к себе, чтобы варить больше прозиума. (Ирина Ярощук) [«Надо больше прозиума!» – Елена Куприяшина.]
Карта «Получение знаний». Маг взял в ученики Престона, поскольку он был ещё не опытный, поставил ему чан поменьше, горшочек такой, который «вари – не вари». Престон: «Слушай, маг, когда ты мне дашь прозиум лучшего качества? Я уже неделю жду». Тот ответил: «Ты же понимаешь, я же маг, у меня нет прозиума, у меня есть только «Магги», кубики. В общем, первая партия прозиума была вообще беспонтовой, не действовала нихрена, зато была вкусной, со вкусом курицы и бекона. Первая партия прозиума, единственная, которую в Либрии до сих пор помнят, вздыхают по ней, даже те, у кого нет чувств. Всё равно вздыхвают, сидя у себя на завалинке ночь в шерстяных носочках, вытянувшись к камину, и вздыхают: «Эх, первую партию можно было класть прямо в рот, а не вкалывать в шею». Многие старенькие промахиваются, был случай, когда один раз старушка сделала укол прозиума в диван. [«И диван зачерствел» – Елена Куприяшина.] Диван стал бесчувственным, и стал греть её неискренне. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Вражьи земли». Всё-таки прошло уже несколько месяцев, и наконец-то клерик сварил немножко прозиума. Думает: «Задержался я тут, самокат не тот, но есть, номера сейчас скручу, и никто не узнает». Положил к себе в карман свой борщепрозиум, часть, конечно, выпил на месте, и радостно покатил покатился под горку в свою любимую Либрию с развевающимися волосам. (Алексей Волков)
Карта «Ошибка». Его появление в Либрии было ошибкой, потому что прозиум всё-таки был в дефиците к этому моменту, и его стали варить из чего угодно: не только из борща, но и из подручных материалов, [«Гнали из табуреток» – Дмитрий Патрикеев.] из чего ни попадя. Это был такой суррогат, что люди просто травились, лысели и уже были такими настоящими зомби, с впавшими глазами, с облезшим лысым черепом. И его появление с такими волосами вызвало у них бурю зависти, и все: «Волосы-ы-ы!», стали окружать Престона. (Елена Куприяшина)
Карта «Страж». Они, конечно, попытались наступать, но его не зря учили в школе клериков, где он был самым лучшим учеником. Конечно же, он использовал все современные технологии и знания, для того чтобы убить просто всех. И отобрать последние дозы прозиума, которые были у них в заначках. Он их обыскал, а не просто убил, и отправился дальше, к Дюпону с угнанным самокатом. (Ирина Ярощук)
Карта «Путешествие». Собственно, эклерик Престон, а клериком он был не просто: фильм называется «Эквилибриум», с буквой «Э», значит, надо было откуда-то букву «Э» убрать, – он назывался эклерик, и закончил кондитерский техникум до этого. У него были лучшие сладости в Либрии. После того, как отменили все эти чувственные восприятия, всё это было вне закона, то весь его кондитерский цех переехал в государство-антагонист. Собственно, мы отвлеклись от темы. Речь шла о том, что прозиум стал лучшего качества, самого лучшего качества был у Дюпона, у которого во дворце стоял фонтан, венцом которого был как раз самокат-грааль, а струи, бившие у него были из чистейшего качества прозиума – первак. Найти этот дворец не составляло никакого труда, потому что эти люди, которые уже ели прозиум плохого качества, от которого у них выпадали волосы, их лысины светились так сильно от солнца, что вся Либрия освещалась даже ночью от Луны. Собственно, по этим следам он отыскал дворец, и проник туда, взломав дверь. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Антагонист». И вот они встретились: плохой герой и хороший, клерик и Дюпон. А Дюпон от горя оттого, что самокат всё никак не привезут, уже сидел ужравшийся просто. Тут заходит к нему клерик, и он сквозь алкогольный дурман на него так смотрит и говорит: «Престон, я твой отец». На что клерик не нашёлся ответить ничего кроме заученной фразы: «Вы абсолютно, на 100% правы, сэр!». (Алексей Волков)
Карта «Связь». Естественно, клерик выучил эту фразу давно, и сейчас она ему пригодилась. Тем более что будучи сыном, он имеет право на ту же чашу с прозиумом, и может его получать первосортный, прямо из фонтанчика, подставив себя под струю и вот так, захлёбываясь, поглощать его тоннами. Соответственно, он извлёк нехилый профит из этого. (Елена Куприяшина)
Карта «Рог изобилия». Попутно он воспользовался всеми привилегиями своего нового положения, и также решил отгрохать себе такой же кабинет, с картинами, и заодно решил добыть себе ещё и Мэри в качестве главного подарка – главной радости, помимо прозиума. (Ирина Ярощук) [«Чтобы рог стал самым изобильным» – Елена Куприяшина.]
Карта «Смерть». Собственно, клерик, добыв прозиум самого лучшего качества, принимая его уже продолжительное время, волосы его достигли такой степени качества, шелковистости и длины, что его стали путать с Рапунцель. Был случай, когда он забирался на лестницу наверх к своему отцу, и на первом этаже его волосы цеплялись за арматуру. В принципе, он никогда не добирался поэтому до своего отца, а отец грустил, ну и играл в Nintendo в это время, восклицая: «Где же мой сын?». Его волновало, в общем-то, три вопроса: «Где мой сын?», «Когда доставят мне мой самокат?», «Где, мать его, мой сын? Время уже три часа». И он ждал, когда всё-таки курьерская служба уже наконец довезёт ему... довезёт. [«Доставит» – Дмитрий Патрикеев.] (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Семья». А пока все эти властьимущие сходили с ума, производственные мощности простаивали: людей-то не жгли, – и центральное отопление в Либрии, в общем-то, перестало работать, и в конце концов к самому главному человеку в городе, к Отцу, пришли с насущными проблемами, заставили его протрезветь и запустить конвейр заново. (Алексей Волков) [«Единственное, Отец-то был не Отец, а консул: у них на экранах Отец, а тут какой-то пропойца, вообще с другим таблом непонятным» – Елена Куприяшина.] [«Ющенко... Янукович» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Оракул». Люди, возглавляемые оракулом, пришли к Отцу. Оракул, отправившись на встречу, понял, что какая-то фигня творится, что истинный Отец давно почил в мавзолее, и перед ним пропойца Дюпон. Он решил народу изложить мысль о том, что зима близко, и пора уже принимать меры для того, чтобы самим себя отапливать и перейти на самообеспечение. [«Хочешь жить – свари свою ногу» – Дмитрий Патрикеев.] Призвал народ: «Зажгите огонь в своих сердцах! [«В прямом смысле» – Дмитрий Патрикеев.] Ваши дома осветятся вашим собственным светом». Так что людей оставили полностью на самообеспечении. (Елена Куприяшина)
Карта «Океан». Тем временем Престон выполз из океана прозиума, в котором он плавал, и озаботился в кои-то веки тем, что происходит вокруг. Пора уже браться, следить, что происходит в государстве. Заодно решил сместить своего батьку Дюпона [«В Белоруссии» – Дмитрий Патрикеев.] и самому стать вице-консулом, а потом, глядишь, и вождём. (Ирина Ярощук)
Карта «Примирение». Это тот случай воссоединения, когда сын приходит к отцу, но поскольку лже-Отец был в это время на экранах, а отец настоящий лежал горизонтально, смотрел сны. Заходит к нему Престон, по ошибке, – его в детстве этому обучали, он не знал, что это сказка, – он думал, чтобы его отец встал, надо поцеловать его, поцелуй жизни спасёт. Он открывает саркофаг, а там Тутанхамон III. Но просто он ошибся, не в ту пирамиду зашёл: там их 300. Зашёл в крайнюю, открывает, видит своего отца. Отец лежит с улыбкой, в хорошем смысле. Он подождал, поцеловал его, тот проснулся и сказал: «Люк! Закрой люк, дует». Это был тот случай, когда человека, который лежал долго, продуло. Он спал только верхней частью, а нижней он долго лежал и, как Ума Турман в «Убить Билла», шевелил пальцами. Уже две недели он шевелил пальцами, пока сын не предложил ему улучшенную версию прозиума, которая действует не только на волосы, но и на волосы ниже. Собственно, всё тело заколосилось, и отец предложил сыну: «Сын, тут так холодно, давай я побрею спину и сошью тебе свитер из волос с моей спины». Престон: «Давай, отец, тем более своя рубашка ближе к телу!». (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Меньший брат». Наконец-то прибежала к клерику Престону собака, которую он когда-то спас. Она долго не видела своего хозяина, и всё это время, как следствие, она не жрала, и начала бегать по городу и искать, благо за клериком был чёткий след из трупов, и поэтому, пока она шла, она ещё кое-что ела. А потом, во дворце, след из трупов кончился, и проблема еды стала снова актуальной. Но как-то по запаху, по запаху, она нашла Престона и радостно затяфкала, не то предвкушая кормёжку, не то свежую кровь. (Алексей Волков) [«Престон: Бетховен! Бетховен, ты пришёл домой»» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Ностальгия». Пёсик, увидев своего хозяина, так расчувствовался, что в порыве чувств – он же прозиум не употреблял, только мясо [«Мясиум» – Дмитрий Патрикеев.], – бросился облизывать его, нежно тяфкать и ластиться к нему. А Престон, увидев его шёрстку, уже такую всю полинявшую – от такого скудного питания уже шерсть клоками спадает, – решил дать ему прозиум: пускай собачка хоть облохматиться немножко. Но это вызвало неожиданный эффект: собака начала трансформироваться в нечто. (Елена Куприяшина)
Карта «Сила». Собака увеличилась в размерах, стала в два раза больше хотя бы потому, что [«Её постирали» – Дмитрий Патрикеев.] её шерсть стала длинной, колосистой, пушистой, как у пекинеса. Тем временем Престон задумался, гладя своего щеночка, что теперь делать, и решил, что надо вообще завязывать, что-то уже менять в этой жизни: [«Пол» – Дмитрий Патрикеев.] надо работу сменить, может, ещё что. Ну, делать нечего, решил, что, пока есть такая возможность, нужно хотя бы захватить трон, стать самому вице-консулом. Пошёл, убил Дюпона. [«Внезапно» – Елена Куприяшина.] [«Просто накатило, температура 38, пошёл, убил Дюпона» – Дмитрий Патрикеев.] [«Жалко, что он один, а то накатит ещё раз» – Алексей Волков.] Заодно собаку покормил: она голодная просто. Нельзя обижать собачку. После этого он решил коренным образом изменить весь строй общества, заодно и с прозиумом завязать, потому что хватит. (Ирина Ярощук)
Карта «Стена». Ещё до того момента, как в порыве страсти Престон убил Дюпона, Дюпон пытался всячечски противостоять, он держался до последнего, он был последний персонаж, который умер: «Престон, очнись, ты помнишь свою собаку? Так вот, у неё такая длинная шерсть, что его в метро Либрии намотало на эскалатор. Спасай собаку!». Престона это ненадолго выбило из колеи, что позволило отцу быстро скрутить ему руки, но Престон владел техникой тейквондо, как он называл сам – тык-в-одно. Он быстро ногой набрал телефон МЧС, и ткнул отцу большим пальцем левой ноги в сердце, что привело к неминуемому возгоранию компьютера, на котором был установлен нелицензионный Windows. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Случайность». По чистой случайности, по телефону, на который позвонил клерик, ему ответили клоуны из соседнего государства-антагониста, поэтому в помещение снова радостно ворвались клоуны, осыпали всех конфетти и как-то внезапно исчезли, и никто не понял, что произошло. Уже непонятно, где чей труп. Труп отца зарос шерстью, и из него шьют рубашку. (Алексей Волков) [«Чубакка через люк добрался до метро – единственный персонаж, который нашёл иной вход» – Дмитрий Патрикеев.]
Карта «Оружие». Из этого положения был только один выход: делать произум таким, чтобы он поддерживал постоянно не только эмоциональный фон, но и температуру тела, чтобы люди выделяли тепло и грели себя и окружающих. Чтобы не нужно было уже поджигать свои части тела, и для этого Престон, как новый вождь, сместивший своего отца – Дюпона, решил прибегнуть к разработкам, которые использовались в пустоши. Поскольку он был вхож в те дома, клоуны не просто так прибегали, они ещё принесли ему всяческие химические реагенты, потом он их использует в своих разработках. (Елена Куприяшина)
Карта «Сокровища». Тем временем труп Дюпона лежал в комнате с произведениями искусства, фонтаном прозиума и прочими сокровищами. А рядом сидела собака. (Ирина Ярощук) [«Собака-Чубакка» – Елена Куприяшина.]
Карта «Философский камень». Причина смерти папаши – камень философский в почках. Собственно, поэтому он очень часто бегал на первый этаж своего дворца, в туалет, но поскольку у Престона было наследственное недержание и длинные волосы, туалет был очень часто занят, и папе ничего не оставалось, как писать в фонтан с прозиумом. От этого качество препарата возрастало в геометрической прогрессии. К несчастью, воцарилась над городом радуга, всем раздали радугомёты, излучатели конфетти, и дырокол, которым можно резать газетки на конфетти, они их сами изготавливали. (Дмитрий Патрикеев)
Карта «Мать». И действительно, картина была бы не полной без матери: отец есть, матери нет, хотя к ней всё время посылают, а куда идти – непонятно. И тут появился маг, который варил борщ, и рассказал: «Ребята, меня вот недавно послали, и я задался вопросом: а куда? Взял и сходил. Пришёл, а там реально – мать! И я сказал: «Мама, ну чего ты тут сидишь, там вон чего происходит, там конфетти и прозиум, и костёр можно разжечь! Пойдём с нами, поживёшь, как человек, нормально. Так что знакомьтесь, вот – мать! Та самая!». (Алексей Волков)
Карта «Горе». Горе воцарилось в пустоши, потому что мать покинула их. Теперь всё конфетти, весь прозиум, все радуги и мать жили припеваючи в самой Либрии. И туда единственный вариант попасть – это поджечь чего-нибудь, прихватить конфетти из того, что высыпалось немножно за стену, и с возгласом: «Я тоже хочу на пати! Впишите меня в список!» ворваться через КПП на самокате. Так вот люди и перекочёвывали в Либрию, и все жили долго и счастливо. (Елена Куприяшина) [«Пока Чубакка не показал им вход в Либрию через люк» – Дмитрий Патрикеев.]
0
Елена Куприяшина -
Это была на 146% угарная и трешовая игра, фееричная в своём великолепном безумии! Огромное спасибо вам, ребята! U made my game! =))